Приключения барда
лава 1 Осенний дождь мелкими каплями падал на землю. Хмурые облака спешили за горизонт и пропадали где-то вдали. Осень решила скинуть с деревьев наряды лета, и кое-где виднелась жёлтая листва. Жители небольшой деревни королевства Фэйлэн сидели по домам. Площадь деревни, памятник паладину Трию, окруженный каменистой дорожкой с тремя сокрушенными ограми, была пустынна. Ни лучников, ни усатых рыцарей в стальных доспехах всегда заглядывающих в деревню в кабачок Лэни. Дождь прогнал и всех птиц, воробьев и голубей, монотонно стучал по статуи, вода с шлема, падала на меч и струйками собиралась в лужи на земле. В основном в деревне жили фермеры, но имелась и лесопилка, у дороги рядом с каменной башней блюстителя порядка. Правда самого стражника никто никогда и не видел, один лишь фермер Трион Нареченский, подвыпив крепкого вина любил пройтись мимо памятника паладину, залезть на башню и помахать деревянным мечем проклиная не то орков, не то гоблинов. Недалеко от статуи стоял дом Фринка. Обычный деревенский дом с широкой крышей, высокой пристройкой и кирпичной трубой. В подвале десяток бочек эля Лэни, на чердаке кот клубочком свернувшийся в корзине. Сам юноша сидел у камина, в большом деревянном кресле, оплетенным берестой. Огонь весело, с треском, облизывал сухие поленья. Где-то на верху завывал ветер пытаясь открыть ставни окон. Кружка теплого эля и кувшин, стоящий на столике не давали Фринку скучать. Впрочем, ещё одна вещь лежащая на столе занимала все мысли молодого барда. Большой свиток с печатью короля. Бумага напоминала огромный, целый лист гиганского дерева. Буквы хорошо читались, друиды леса короля старались, видимо очень хотели походить на эльфов, с их стихами молодости леса, где письмена искрились словно светлячки. Одной свечи и камина вполне хватало для чтения, а вот простую книгу было не прочесть . Светящееся письмо имело такое содержание: Уважаемый бард Фринк, мы друиды всех лесов, и единого леса короля, королевства Флэй просим вас, барда деревни… тут, разместилась ужасная клякса, видимо волшебные чернила кончились, и получилось большое пятно. Дальше текст разборчиво: посетить западную скалу драконов, и взять на воспитание дракона а именно яйцо дракона. Нам известно, что драконы королевства разрешают волшебникам и бардам брать на попечение и воспитание драконов, Указ короля: всем бардам для понижения популяции диких драконов, взять на воспитание драконов домашних и по достижении зрелости и окрыленности отдать в армию короля. Яйцо доставить в Высшую школу магии Флэй. Четыре книжных шкафа с именными подписями ученых магов раскрывали все тайны о драконах, Драконы дикие, драконы изумрудные, огнедышащие, а самые большие умели создавать свой голос в умах людей. Они так и назывались голосастые большие драконы. Бард знал о драконах почти все, крылатые жители королевства, почему то, предпочитали полыхать огнём перед щитами паладинов, а перед лютней грозный рык с огненной струей всегда превращался в урчание, напоминающее довольного кота. Юноша размышлял о предстоящем путешествии, своего коня впутывать в довольно опасное приключение барду не хотелось. Да как на лошади увезти яйцо дракона? Его едва можно обхватить двумя руками, а разбить скорлупу под силу закаленному металлом кузнецу с заговоренным молотом рыцаря. А если на ногу упадет, от ушиба не спасут и железные латы. Поразмышляв ещё немного юноша заметил, что дождь за окном сменили пушистые облака и синее небо. Схватив свиток юноша отправился в кабачок к Лэни Он всегда держал самых лучших лошадей, а для особых случаев имелась и карета. Путь до таверны занял немного времени, и похоже, сегодня к Лэну никто не заходил, весь первый этаж, а всего их было два, блестел чистотой. На столах стояли хрустальные графины с вином, на ковре чемпионов по выпивке ни одного победителя. Лэни старательно протирал стоявший в углу бочонок с пивом. С виду плотный, чуть выше горного гнома, в плечах дутые мышцы как у орков. Бугристый нос и сияющие глаза выдавали в нем настоящего северянина. В прошлом Лэни состоял на службе у короля и участвовал в человеческой войне с гоблинами, решившими поработить всех орков, а после и людей. Фринк снял шляпу, повесил на спинку стул свой плащ и сказал: - Лэни Стрый друг! Приветствую тебя! Вино скоро скиснет в кувшинах, тебе срочно нужен отряд гномов! Только они спасут от долгов – рассмеялся бард. Трактирщик давно знал юношу, часто вместе выпивали, однажды, прошлой осенью приятелям вместе пришлось прогонять медведя решившего залезть в подвал к Лэни, налакавшись вина лесная зверюга, под веселые пляски и шум посетителей долго ревела, пока Фринк не распознал в рыках нечто нечеловеческое. - Спасут то , спасут, не гномы так лучники, заворчал Лэн, поворачиваясь к юноше. На лице трактирщика читалась монолитная скука, ничего не выражающая и ничем не интересующаяся - Тебе чего? Эля или вина? - Спросил Лэни, таким голосом как буд-то и не знались вовсе. - Лэни мне коней и карету . – Голос барда напоминал десятника, решившего стать полководцем. Глаза Лэни заблестели, квадратная челюсть затряслась и тут, на весь трактир послышался громогласный хохот. – ХА-ХА-ХА, как кувалдой по голове, - от гогота Лэни тряслись настенные лампы, - коней и карету, да зачем тебе кони я сам впрягусь и довезу куда нужно. Фринк мы с тобой возьмем большой бочонок с пивом, подвезем немного, прямо к королю, но сначала выпьем! Все до дна и к корою! Мы и еще один бочонок пива! - Последние слова Лэни глухо пропел, похохатывая и держась за бока. Юноша, видя рассвирепевшего от смеха трактирщика протянул свиток, учтиво поклонился, словно паж, и надменным тоном, с актерской игривостью сказал: - Вот, тостяк, смотри королевская подпись, королевская печать, королевское перо голубя принесшего весть. Глаза Лэни засверкали строгостью. Старый выпивоха уважительно относился к короне, постоянно забывал неимоверно длинное имя короля, и всегда называл великого, сотрясающего орков, сына самого… тут были нужны имена рода, детей, дедушек, бабушек, и только самые талантливые лучники помнили имена кузенов с троюродными дядюшками. А трактирщик всегда называл короля Фэйлэн, именем королевства. Осторожно взяв указ, трактирщик покрутил волшебный свиток в руках, что-то буркнул себе поднос, приложил к бумаге серебряную печатку, окантовка на печатке вспыхнула, появились руны, зажглись и угасли. Трактирщик довольно хмыкнул: - ХМ, Фринк, действительно подлинник. Гномское колдовство всегда реагирует на эльфов, бороды загораются, и механизмы ломаются, а тут ученые, хранители леса, хотя друиды обычно лопочут на своем языке, и смотри, снизошли до простолюдинского языка. - Внезапно Лэни осенило - А карета зачем? - Яйцо Лэни, Понимаешь? На карете я его в два счета довезу до королевства. Ученым магам нужны драконы. Лэни затеребил свои усы. Король щедро награждал за содействие и выполнение своих указов. Рядом с бардом Лэни пригрезились мешки золота, наверняка король пришлет пару лучников, нет, нет не пару а целую дюжину с золотыми монетами. Лэни мечтательно, двумя руками стиснул бороду. Фринк видя впадающего в ворожбу трактирщика, подошел почти в плотную и громко сказал: - Лэни, какой нибудь лучник расходы покроет, отвалит кучу монет, столько, сколько завитушек в твоей бороде. - Бард весело ударил Лэни по плечу – эй Старый вояка, свиток я оставлю у тебя, придет агент с луком и даст тебе золота, много, много золота. Близился вечер, друзья перебрались на второй этаж таверны. Вино и песни всю сокрушали стены кабака. Взошла луна, звезды зажглись вместе с уличными фонарями. А они все пели, пили эль, снова пели пытаясь вспомнить гимн королевства. Фринк через каждый кувшин напоминал о карете, и наконец Лэни согласился отдать ключ от конюшни. Поблагодарив приятеля, пошатываясь, бард преодолел лестницу и очутился снова внизу. Вино играло в голове, но Фринк решил во что бы то ни стало добраться до конюшни, простой план сено и сон, а с утра, не заглядывая к соблазнительным бочонкам Лэни, отправиться к драконам. Глава 2 В деревне всю ночь царило спокойствие. Наступало утро, звезды, одна за другой исчезали с неба. Луна пряталась у горизонта даря лужам свое отражение. Фринк спал зарывшись в сене. Конюшня имела четыре секции для лошадей, у каждой свой загон. В центре стояла карета. Бард не знал где Лэни ее раздобыл. Пользовались ею крайне редко, последний раз на ней пижонил старенький фермер Друнд Лоновсой, решивший поухаживать за вдовушкой из соседней деревни. Большие колеса, с гибкими бронзовыми пружинами, деревянный кузов из лакированного дерева, правда, без изысков резьбы и позолот. Нехотя бард проснулся, солнце лучами заглядывало в маленькое окошко, у самой крыши. Пыль вызывала невероятное желание чихнуть. Фринк, раскидав вокруг себя солому, открыл ворота. Свежий, прохладный воздух прогнал остатки хмеля. После пирушки, а юноше казалось достаточно великим подвигом запрячь с похмелья лошадей, никуда ехать не хотелось. Выйдя на улицу Фринк решил навестить Лэни. Таверну трактирщик не запер. В углу, у печи, на большом ковре из шкуры невиданного чудища храпел Лэни. Бард вздохнул, будить выпивоху слегшего на ковре чемпионов было не тактично. Лэни мог не просыпаясь наставить тумаков, поэтому Бард не стал его тревожить. Пожав плечами Фринк отправился домой. Пока дом Барда пустовал паук успел сплести паутинку на окне, камин давно остыл, а свечи затухли. Юноша собрал вещи, снял с полки свое единственное оружие, лютню, вытащил из чулана книгу заклинаний с простенькими заклятьями и отправился в путь. Карета не скрипела, хорошо смазанные пружины позволяли не замечать ямы и кочки. Ближе к полудню бард оказался на западной дороге, кругом простирался необъятный лес королевства. Осень в этих местах себя еще не показала. Могучие кроны деревьев оставались верными лету, зеленые листья не желали кружиться и падать к  земле, словно, лето, решило не отступать и не стареть отдавая себя осени, на пышных ветвях ни одного желтого листка. На обочине сочными красками блестели  цветы. Карета запряженная тремя лошадьми легко преодолевала слякоть и грязь оставленную вчерашним дождем. Фринк сидел на месте кучера. Вдали виднелись горные хребты драконов. Горы западного леса, дома драконов завершались в выси скалистыми пиками и тянулись в даль. Там где они кончались, на другой стороне, ветер сталкивался с бризом, и до самого океана, простиралась пустыня Загорье. Откуда-то  повеял холод, воздух стал непривычным и  тяжелым. Фринк с удивлением заметил туман, тоненькими струйками, словно ручеек, он подкрадывался к дороге. Вскоре солнце скрылось, белая тьма охватила все вокруг, юный бард видел лишь несколько метров перед собой. Фринк открыл книгу, полистал страницы, заклятье факела, всего то прочесть вслух заклятье и воздух, так было написано,  превратится в сияющий круг, который следуя за магом создает сферу светимости безлунной ночью, но вот беда было непонятно работает эта штука в тумане или нет. Фринк постарался красиво пропеть заклятье. Воздух наполнился красками, белые комки тумана превратились в пузырьки, лопаясь они становились похожими на капли дождя. Полистав еще страницы, Фринк внимательно изучил длительный ритуал, призывающий светящихся жуков, которые должны следовать, по уверению автора, за магом. Упустив детали Бард прошептал формулы и началось нечто пугающее и необыкновенное. Лошади остановились, жалобно жалуясь. Послышался ужасный скрежет, мимо кареты пролетело несколько огненных сфер, на мгновения туман, нарушая законы природы, развеялся и бард увидел настоящего боевого мага, воздух вокруг него искрился с посоха слетали молнии. Рядом с магом, а принадлежность к боевой магии указывал длинный пестрый плащ с широким воротником, разрывал землю грохотом из пасти, Огр. Огромные рога Огра полыхали огнем, похоже, зверь низов впал в берсекр. Вот так встреча, рядом с скалами драконов чудище нижнего мира и боевой маг, правда последний не обращал на барда никого внимания, с посоха слетало волшебство, и чем больше Огр неиствововал, тем сильнее полыхал посох, удар за ударом Огр отступал в туман и маг следовал за ним. Фринк оставил карету и побежал к кружащейся в магическом танце парочке. Трава под ногами быстро наполнила влагой кожаные сапоги, Фринк перешел на быстрый шаг, звук боя слышался где-то вдали что то пару раз громыхнуло и все затихло. Пройдя еще сотню метров Фринк уперся в подножье горы, и вот удача, прямо пред ним оказалась скала и пещера с сухими листьями.  Не раздумывая бард зашел внутрь. Пещера была довольно высокой и глубокой. По стене журчал ручей. Падая вниз , он скрывался в земле, в глубоких земляных щелях. Кругом лежали различные, мелкие и довольно крупные, гладкие, камни. Попадались и сложенные в кучи, похожие на изумруды и аметисты. Видимо дракон живший в пещере натаскал себе замес-то драгоценностей множество речных безделушек. Пройдя до конца, бард увидел яйцо. Все отметины, магическая пайка из книги, все совпадало. Яйцо дракона блестело, отдавало своим, неповторимым магическим цветом.  Фринк с усилием его поднял. На ходу прочитав заклятье, друг-животное, бард без труда возвратился к лошадям. Юноша решил не спешить в город, в карете, любуясь найденным трофеем он принялся играть на лютне. Руки касались струн, первая, третья струна, и нижняя и снова верхняя. Слова словно ветер для морских волн, подобрались под мотив. Ночь луна, луна и  И мы одиноки в пути И по пути нам волки И по пути нам елки И даже и даже баба яга. Когда туман рассеялся, небо снова собиралось пролиться дождем. Серые тучи набухли, повисли над западным лесом. Фринк дернул вожжи и карета тронулась в путь. Виднелись   маленькие дорожки деревень и пригородных застав, все они спиливались с  большой, городской дорогой из белого камня. По пути попадались повозки с людьми. Все спешили в защищенную толстыми стенами и волшебными башнями крепость, за ней находились ворота в город. Бард поравнялся с повозкой купца. Перекинувшись приветствиями, не торгуясь Фринк купил два ломтя хлеба и меха с молоком.  Стражники у ворот остановили Фринка. Мечник и арбалетчик.  В поношенной королевской форме, с повязками лука и меча, на головах плоские шлемы. На уставших от дежурства лицах виднелась недельная щетина. - Эй подданный короля, оставь повозку для осмотра – прохрипел мечник подойдя к Фринку. Бард вытвщил из-за пазухи кусочек материи, на ней золотыми нитками красовался вышитый лук, в точности как у стражника с арбалетом. - Деревенщина что за круглая штуковина у тебя в повозке? - Спросил мечник - А что у вас, вон там блестит парами эля? Неужели стражники, для смелости выпивают на посту? - Передразнил Фринк. - Сосунок ты сейчас заступишь на дежурство, поджав свои кулачки, и выпивку, чтобы она тебя не смущала мы уберем – Пробухтел арбалетчик, сняв латные перчатки он внимательно читал список, – Так круглая штуковина, одна штука, в каталоге ценностей короля имеется. А это значит деревенщине нужно проваливать с нашего поста – встрял мечник, его меч покрытый зазубринами и с парой отметин с изысканными словами Орк шаман и бандит трущоб выдавал типичного стражника, в голову такому обычно приходят самые смелые фантазии – вспомнишь про выпивку, заступишь на дежурство, - продолжил он - неопытные бойцы у нас дежурят без сменно, без выпивки и без телочек. Или отдыхают в темнице. Бард кивнул головой в знак согласия, ругаться с участниками боев и дуэлей рискованное мероприятие. А дежурство, без эля, могло стать реальным, утомительное и опасным приключением. Шаманы Орков считали необыкновенной хитростью, отправлять чумных крестьян с бешенством, куда нибудь поближе к страже.  Глава 3 Массивные башни, каменные, деревянные дома, мосты пересекающие реки, город создавали люди, инженеры гномы бились за мосты, а они отличались от людских построек укрепленными основаниями, но король отдал предпочтение своим проектам. На широких улицах гуляло много народу. по дорогам проезжали, покрытые золотом экипажи. Бард прижался к обочине и держал путь к виднеющимся куполам высшего института колдовства. Центр учёных, магов и друидов имел трёх этажную библиотеку, пристанище для гостей и отдаленных сотрудников. Само здание королевского волшебства было выполнено в архитектурном стиле титанов. Океан с огромным кувшином , в кувшине плавали рыбы, из окон кабинетов можно было разглядывать рыбин, как в аквариуме. Атлант с уточненным, каменным небоскребом, похожим на копье, высота тут могла вскружить голову любому, даже городскому пижону. И гера влыдычица магии, массивные колонны с статуями павших олимпийцев окружали ее. Худенький Яблон подпирающий замес-то геракла и атланта подвал, Сэргей с маленьким вигвамом, мэкс и дэимон, дьявол низов, один из падших, последний, самый изворотливый держал секретный ресторан в руках. Фринк остановился в пристанище. Таинство с драконами обещало быть интересным. Посидев немного в своей комнатке бард спустился в низ, в отпочевалью. За столиками общалось довольно много народу. в основном охранники и наемники. В зале находилась актерская сцена, на ней стояла большая арфа, орган, и еще один инструмет, названия которого бард не знал, кристаллы стоящие в ряд. Окна, могли вместить трёх китов, настолько оптчевальня была большой. Найдя свободное место фринк заказал себе бесплатные фрукты, взял городской еженедельник, и увлекся чтением. Неожиданно к нему подсела девушка, плащ с капюшоном, золотые амулеты Геры, толстая золотая цепь с кулоном роз. Драгоценности изящны, как и сама длинноволосая красавица. Зелёные глаза, на пальцах изумруды, сумка стоимостью с трактир Лэни. - Ты не похож на телохранителя сказала она, - Фринк поднял голову, ему показалось хамством, такое прямое обращение, как всегда приятным, и, тем белее, Бард всегда предпочитал веселую компанию газете. Девушка носила перстень, указывающий на законченный институт магии, высшее колдовство для Барда являлось сложным ремеслом, внушающим уважение. Сам фринк закончил средний маготех, с уклоном океана. Волшебница знала что перед ней провинциальный божнар, но в голосе ее не было надменности и колкостей. - Завтра состоится рождение драконов, ты ведь за этим тут? - Спросила волшебница. Подперев ладонями лицо она взглядом пристально изучала барда. - Да, за этим - ответил бард, в его тоне читалось открытое нежелание разговаривать, но девушка настойчиво стала любопытничать. - А где твои друзья,  товарищи по оружию? - Я один привёз не рожденного дракона. Фринку доставляло неудобство общаться с волшебницей. В любой момент она могла начать ворожбу, создать иллюзию или материю. Барду не хотелось уподобляться титану Понту, и вступать в соперничество, показывая свои способности и искать слабости волшебницы. Но хвала Гере, или как еще говорили горю, молодость магии, всегда жаждущая соперничества, решила не трогать барда. Немного поболтав, девушка предложила Фринку посмотреть ее не рожденного дракона. Юноша согласился. Волшебница два раза хлопнула в ладоши. Охранники сидевшие по соседству послушно встали. Не рожденный дракон девушки находился на складе волшебных ценностей. Элэнарина как представилась волшебница с увлечением рассказывала о своём путешествии в горы. Найдя пещеру, около воды, волшебница получила разрешение, отряд воинов подобрал яйцо и дело в шляпе, как сундук у радуги. Вообщем ничего захватывающего и волнующего, скучная поездка, а точнее прогулка за летающими рекрутами короля. Фринк поделился своим походом, рассказав о маге с огром. Волшебница заинтересовалась: - может это и был дракон? В человеческом обличии? спросила она - я знаю хранителя башни, изучающего боевую магию, огр огня довольно опасный житель низов. Девушка сотворила клубок, нити сплели сцену - И победить его в одиночку смог бы только архимаг или олимпиец. Две фигурки стали сражаться, но тут стоящий неподалеку охранник икнул и все исчезло. Фринк задумался, юноша воспринимал как само сабой разумеющееся, произошедшее стечение случайностей, хотя события, скорее всего, напоминали рыбу в воде, для удобства перескакивающую по суше. Вспомнив алихита сражавшегося с Понтом используя меч и копье, Фринк, припомнив мага с огром сказал: - Лютня и волшебство, переполненный заклятьями посох. И необъятный туман скрывающий лес... Волшебница улыбнулась, снова сотворила сцену с мерцающими человечками. Юноша видя начавшуюся игру согласился с волшебницей: - Кто знает, может ты и права, насколько я знаю, драконы обычно выбирают меч, а властью эфира пользуются лишь в своём истинном обличии. Игра продолжалась, появлялся меч, разрушился о посох, посох исчезал следом, превращаясь в трухлявую ветвь. - Хотя что дикий дракон, что огр, опасные чудища. Сцена исчезла, слова барда достойно закончили игру, появились глиняные фигурки, и медленно растаяли, словно снег весной. Не рожденный дракон в яйце лежал на украшенных печатями грифона носилках. Рядом стояли охранники, им надоело разглядывать этикетки на коробочках, плотно стоящих в ряд на полках, один из них проявлял нетерпение, переминался с ноги на ногу, наконец, он не выдержал и произнёс: - Госпожа, вам пора в свои покои, уже поздно. Его товарищи одобрительно загудели - да, госпожа, пора, ваша безделушка и завтра будет ослепительной и великолепной, а мы в карты поиграть и выпить хотим. Видя собирающеюся компанию бард спросил: - Элэнарина не хочешь послушать мои песни? Я могу сыграть не хуже твоих воинов рассмеялся бард - не в кости и не в карты а на лютне с флейтой. Волшебница рассмеялась: - флейта и у меня есть бард Фринк. На улице стемнело, бард в одиночестве возвращался в пристанище, разговоры с волшебницей заняли все вечернее время. Ночь зажгла фонари, город затих, открывая себя звёздам. В кустах что-то промелькнуло, послышалось лёгкое шуршание, бард почувствовал присутствие слуги. У Фринка защемило сердце, слуги, твари тьмы могли укусить, могли оставить пугающее послание, обожая только своего господина, а таковыми обычно являлись вампиры и принцы низовий. Прямо под ногами валялась табличка, уважаемый бард, следом ещё одна, сегодня тебя видели в обществе будущей княгини, Фринк ускорил шаг, но таблички одна за другой появлялись у сапог, я предлагаю дуэль, и конечно перед дракой ты не сдохнешь от яда. Последняя табличка была с подписью барон эльтнейнэхтон. Все куда-то спешили, стражники по двое, таскали ящики с гербом короны, молодые волшебники собрались кружками и наконец, торжественная церемония началась. Фринк с нетерпением ждал. Он и еще десяток молодых людей, стояли и смотрели на  увенчанные золотом подставки с углубленными чашами. Молодые и пожилые Мудрые маги. Переполненные молодостью и седовласые несущие опыт, постаревшее колдовство как и они сами. Стояли порознь. Одни за деревянными щитами, между щитами мечи, выструганные из дерева  и снизу пронзающие перила, другие у трона Архимага.  Северный фланг имел форму высокой башни и не являлся частью Академии Волшебства. Сама башня была сконструирована из белого, черного, синего камня. Близкого друга короля никто не видел,  Бвэйрина Орийновайна,  Архимага королевства. Не так давно Бвэйрин, отправился на поиски артефакта, и столкнулся с ужасным недоразумением, коварным волшебством троллей, превратился в гоблина,  и теперь его не пускали за белокаменные стены, а жена не узнавала своего не потерявшего титула но слегка странно выглядящего мужа.  Маги, всего несколько человек,  читали список, в котором обозначались присутствующие, стражники аккуратно раскладывали яйца по местам. Искрящиеся посохи касались  будущих жителей королевства. Мягкое свечение поднималось вдоль массивных колон, заканчивающееся скульптурами титанов у каменного свода. Раскрашенный фигурами крылатых единорогов обод, сквозь круг, пропускал дневной свет.  Царила сказочная атмосфера, воздух нагревался словно солнцем в пустыне, за Загорьем. Толстая скорлупа трескалась, причудливыми завитушками высвечивались имена опекунов. Светло зеленая чешуя, желтые глаза и сразу, искатели приключений нашедшие свое самое главное сокровище, чувствовали рождающихся, разрывающих крохотными крыльями оковы, падающими белыми кусками на плиты. Один за одним подбегали к своим новым друзьям юноши и девушки. - Фринк - раздалось у барда в голове. - Скорее - послышался ласковый голос. - Скорее Фринк – Бард, чувствуя нахлынувшую радость, переполнившее сердце, поспешил к Мудрецу, стоявшему около не рожденного дракона. Удар изнутри, трещина, удар и еще одна. Голубое свечение исчезло и Бард увидел как верхушка яйца лопнула, маленькие, величиной с лапы медвежонка, но необыкновенно сильные руки и следом, цвета бронзы, размером с морду волка голова. Еще удар и весь, но что это? Где крылья и где приятный умный взгляд таящий в себе звезды, стихию и тайны созидания.  Фринк попятился, смотря на происходящее и не веря своим глазам. Посох вспыхнул молниями. - Огр! – боевое заклятье само по себе создалось и переливающимися разрядами замерло у родившегося детеныша. Волшебные рептилии расправляли свои крылья, когтистыми лапками делая первые шаги, потягиваясь и  урча  вдыхая вместе с магией чистый воздух. - Огр не погибнет, родился с нами, один из нас – послышались мысли, только что родившихся дракончиков. Боевое заклятье угасло. Мудрец отошел в сторону, слышался лишь человеческий негромкий разговор. Окутанные в бархатистые плащи, маги обсуждали произошедшее. - Фринк! - Рассмеялась смотрящая на барда волшебница. Она держала руку на своем драконе, на чешуйчатом лбе, плавными линиями переходившими в заостренные уши, с прижатым к туловищу хвостом. - Как тебе повезло Фринк, такой грациозный и милый житель нижнего мира. -  Зато твои украшения, ммм… - Фринк не мог подобрать слов - наверное... хотя...  впрочем мне не до шуток, и тем более, пожалуй пора идти пока мудрецы заняты разговорами, и забыли про заклятья. - Фринк, возьми этот перстень, - Волшебница сняла перчатку и достав из шкатулки небольшой изумруд, плавным движением протянула барду держа двумя пальцами. - Лунный изумруд, в лунном свете вспыхивает и горит разноцветными огнями, но только при луне. - А в чем соль? - Да не в ружье бард, сможешь написать в мою честь письмо и позвать  сову. Фринк поклонился, взмахнув плащом собрался идти. Огр сидел на холодных плитах, бард  попробовал поднять его, но казалось житель низа стал гораздо тяжелее,  со времени когда его скрывала скорлупа. Юноша посмотрел в темно красные глаза, пару раз хмыкнул и оборачиваясь, направился к усеянному разноцветными камнями выходу. Огр сидел и сидел, Волшебница махала платком. Ясный взгляд, высокие белые сапоги с рисунками лисиц, зеленый плащ. Белокурые волосы прядями падающие на чистое лицо. Какое страшилище, думал бард и такая красота, ужас огненных стихий и изящество подчеркивающее все прелести природы. Огр пытался разинуть пасть шевеля массивной квадратной челюстью и показать свои крохотные клыки. Великан, правда ростом барду до пояса, решительно напрягся. Кулаками, упершись в пол, издав неприятный звук, житель нижнего мира вскочил на волосатые лапы и помчался вслед за Бардом. Лошади мирно зафыркали завидев Фринка. Попятам следовал Огр,переваливаясь как будто на парусной лодке в сильную качку. Лошади забеспокоились, заржали встав на дыбы. Устроив маленького великана на мягкие сиденья, закрыв двери кареты бард поправил конскую амуницию, успокаивая и с уговорами дернул вожжи. Карета тронулась. Все ближе и красочнее приближался лес. На повороте, рядом с елями возвышался старый дуб, толстыми, покрытыми мхом ветвями кутался в зеленой листве закрывая солнечный свет и кидая на дорогу густую тень. За поворотом Фринк увидел одинокого коня преграждающего путь. От дуба держа щит герба второй ветви короля, шел рыцарь. Блестящие доспехи, в правой руке кожаный чехол с двуручным, коротким мечем.  - Вот ты мне и попался! Колдун вот мой меч. Именем правосудия и именем света! Ты не останешься безнаказанным отвечая взаимностью моей княгине – громко и важно сказал он вытягивая руку с мечом и приоткрывая щитом корпус. - Стой, послушай, барон? Так? Я везу знатного вельможу, загляни в карету. Король будет недоволен если ты растерзаешь двух граждан королевства. Рыцарь на мгновение ослабил шаг, бард прекрасно знал что магия паладину как вода, всегда по колено и поэтому попробовал кинуть безобидные чары на Огра. Иллюзия окутала, цветами, майским снегом и теплой водой растаяла на храпящем великане. Огр оставался Огром но паладину праведная тьма привиделась, симпатичной служанкой короля. Паладин  купился на заклятье и магия подбирала слова выдумывая разговор: - Графиня хочет видеть вас, а бард лишь посредник в ваших тайнах – слышалось ему, - бард принесет вам письмо, и у него есть перстень предназначенный для вас. - Дама графини, дай моему сердцу увидеть перстень, камня таящего тепло ее рук – Паладин закинул меч за спину и учтиво принял позу смиренного льва. - Перстень у Фринка, и он его тебе покажет, но только с посланием и почерком графини. Глава пятая. - Лэни Лэни Лэни. - Грустно говорил Фоинк глядя на своего приятеля – Ты похоже не переставая боролся с бочонком эля. - Да слушай бард, бочонок не такой толстенький как тебе кажется. - Впрочем ладно, налей и мне, безхмельной медовухи. - Фринк ты сдурел? Такого в моем, да и вообще, и в другом, нет такого. - Лэни держал левой рукой наполненную элем чашу с кулаки циклопа, и протирал ее тряпкой правой пятерней. В кабачке чисто и свежо, и целых три посетителя. Старик весь покрытый сединами, фермер Лэновской с прикрепленным к поясу деревянным мечом, и Огр. Удивительно, но Фринк притащил с собою Огра. Огры не пьют молоко, а сразу хлещут пиво и чем больше пива, тем здоровее Огр. - Фринк старикашка хотел с тобой о дельце покумекать, пронюхал что ты с города и пришел ко мне с расспросами – сказал Лэни кидая золотой грош в свою кружку с элем. – Если не устал с дороги, то старикашка, а хотя как видишь он тут один, сидит вон там. - А почему меня? – Едва слышно спросил Фринк, так чтобы никто не слышал. - Ну Фринк, ты приехал с военной компании короля? Нанимал рекрутов и не простых, сам знаешь нашего фермера, на дальше башни стража, эля не хватит. старик достал из глубоких складок одежды, а одет он был не хуже королевского монаха, чем-то напоминающих друидов, только без пестрых листьев и ярких перьев, черный камзол, вороной плащ с камнями грачей у наплечников. Мешочек, побрякивающий в руках сверкал золотыми монетами, старик как следует им потряс, и с шумом опустил на столешницу. Огр облизался услышав звон, вертясь на высоком стуле для гномов, маленький великан медленно шевеля своими челюстями рявкнул: - Фффринка! - Чего тебе эля? Или медовухи? - Ффффринка! Бард устроился за деревянным столом, накрыв золото ладонью, целое, годовое жалование королевского агента, а корона на монетах делала мешочек увесистей, чем лук вылитый из золота. У Лэни, в подвале, где хранился эль, где иногда бесились мыши от исчезающего сыра, имелись специальные весы, которые могли доказать неоспоримый королевский факт. - Бард деревни королевства Флэй - Грэтолэйф, золото забирай сразу, путешествие опасное, дорога долгая, дальняя, трудная... - Постойте,- Фринк через весь кабачок бросил золото, Лэни поймал его своей кружкой, как рыбу сачком. - Итак куда идем? - В деревню, за Загорье. - Деревня за Загорьем? - За Шахмаром - И? - Что и? - Что мы там будем делать? - Прочтешь пару заклинаний, потом прочтешь еще пару заклинаний, и сыграешь на том чего у тебя пока нет. Долго собираться не пришлось, мех с родниковой водой, сухари, Фринк знал что идти придется пешком, Старикашка нивкакую не хотел садиться на коня. Выбрав сапоги из чешуй Сетиллы, чудовища выпивающего колодцы воды, и даже озера, бард посмотрел на камин, размял ноги, потянулся… Очень удобные, мягкие принимающее форму ступни, сапоги всегда напоминали о том что их и вовсе нет, настолько удобными они были для путешественника. Скороходы, когда дымились, натирали мозоли, сапоги Сетиллы нет. Ярко светило солнце, пушистые облака словно сказочные фигурки лесных обывателей прятались в небе. Открыв деревенские ворота, спустившись за тысячи шагов к реке, минуя поля с репой и морковкой Страикашка и Бард оказались в лесу. Хвойные деревья отдавали свежестью, здоровой хвои. На полянах, накрытых светлым мхом солнечные просветы лучами стелились по траве, показывая грибы, В центре с круглыми глубокими шляпками, а по краям мелкие еще не подросшие. Старикашка молчал, Фринк любовался лесом не упуская из виду Огра. Огр бежал за путниками, то и дело произнося различные слова. - Фринкка! Огга! – рявкал он, птицы испуганно кричали, и взмывали в небо, кружась стаями. На ветвь ели прилетел дятел, и кивая красной головкой со злостью принялся выбивать лесные барабаны. - Ог, Ог, - огрызнулся старик, Огры даже не подросшие считались опасными животными, вроде волков и медведей, но этот подавал признаки разумности, говорил и плясал. Пройдя кормушку для лося, выйдя на тропу влажную от осени, пройдя еще немного Старикашка остановился. - Вот, пришли, - сказал он вглядываясь в деревья, Фринк окинул взглядом лес, присмотрелся, изучая место куда показывал старик. На фоне ровных стволов, неотличимая о зелени листвы стояла избушка на ножках, теряя свою разукрашенную резьбой макушку где-то у середины дерева. - Избушка! Избушка! – начал произносить старикашка магический доступ, волшебные слова. И ничего, никакой реакции. Вскоре путников догнал Огр, нарочно или случайно, со всего размаху ударился заметно подросшими роговитыми пластинами о фундамент, о две ножки тонкими сваями торчавшими из домика и оканчивающимися когтистыми лапами у земли. Избушка завертелась и плавно опустилась на опавшие листья. Из окон избушки выглядывала рядовая колдунья баба-яга, в отличии от Волшебниц с драконами Яга занималась колдовством не имея лицензии Короля и не платила налоги. Избушка вращалась, медленно, вокруг своей оси, так словно карусель на аттракционе актеров. - Я не могу поймать крутящийся момент, как видишь бард двери закрыты – Сказал Грэтолэйф. - А окно? Старуха! Открой окно! – крикнул Фринк не услышав ответа Грэтолэйфа. Ставни окон отворились и пожилая в великих годах женщина, низким глухим голосом спросила: - Грэтолэйф? Опять за старинку взялся? - Юноша прочти заклятье, любое! Бард схватившись за свою книгу моментально вспомнил самое простое волшебство, Глэйойн фон трих, акт первый, любовные интриги. - Добрый день и добрый вечер - Счастья день и счастлив вечер - Новый день и новый вечер - Грустный день и грустный вечер Волшебство получилось, воздух исказился, словно прозрачная вода, удаляясь кругами от эпицентра бабы-яги. Предметы исчезали, исчезал лес, исчезал старик и исчезала старуха. Глядя на Огра Фринк закрыл глаза, а когда открыл, не узнал местности в которой очнулся. Огр заметно подрос и стал гораздо выше Барда. Все незнакомое, странное, страшное на вид находилось здесь. Сухие стволы деревьев, черная галька песка и вода покрытая маслянистой коркой. Унылый пейзаж, без солнца и белых пушистых облаков, небо такое как и земля. День за днем они шли, сухари не кончались а родниковая вода из меха всегда пахла чистотой и камышовым родником. Огр рос а они шли, Фринк не старел, но Огр становился выше и сильнее. Они шли, поднимая мелкие песчинки пыли, по древней дороге из серого камня, пересекаемой редкими, неглубокими оврагами. По обеим сторонам возвышался, черный как смоль лес. Тянущий иссохшие ветви, он словно корявыми руками пытался схватить низкие, грязные тучи. В застоявшемся воздухе царила тишина. Ее многовековой покой нарушал, тихим хрустом щебня, звук шагов двух путников. Трехметровый Огр, одетый в набедренную повязку из медвежьей шкуры с огромной дубиной за спиной шел бок о бок с невысоким, стройным юношей в куртке из тонкой кожи, легких полотняных штанах и длинным плащом, накинутым на плечи. -Здесь зло, зачем моя идти сюда? – Великан остановился – Моя не хочет идти дальше! - Ф-р-и-н-к! - Жалобно произнес имя юноши огр – Моя не идет! - Великан сел, подняв облако пыли. - Ф-р-и-н-к! - Будешь сидеть на дороге в пыли? - отмахиваясь руками, рассмеялся Фринк. - Словно желтоклювый птенец, вылупившийся из яйца! О титаны! Лучше забраться в логово к дракону, чем слушать плачущею девчонку огра! - Юноша подсел рядом , обхватив колени руками опустил голову. Глаза Фринка скрытые шляпой с большими мягкими полями обволокла легкая грусть. - Мой старый друг нам нужно идти – сказал он тихо, смотря на дорожные камни, вспоминая Грэтолэйфа. Сказание, легким пером, паря в спертом воздухе написалось в магическую книгу. О Титанах, сотворивших на перекрестке миров ясли для молодых эльфов, великолепную долину поражающею своей красотой. В те века молодые Боги только начинали созидать. Пением и смехом, болтовней о вечной жизни эльфы прославляли свою наставницу, пока не пришел разрушитель. И была битва, стонала земля, и пала Богиня. Горькими слезами молила она своих братьев о помощи. Сардриглос Дракон низа, не смог забрать божественную жизнь. Черный дракон заточил наставницу в высокой, остроконечной башне, могущественными чарами, где она и дремлет по сей день. Скорбь и печаль плотным ковром накрыла все живое в долине. Забыв слова песен, эльфы ушли из гибнущей колыбели в Город деревьев. Перед уходом перворожденные собрали слезы, что обронила Богиня. Придя в новый мир, лучшие мастера из этих слезинок создали два артефакта способных разбудить наставницу – Утреннею и Вечернюю песнь. Годами искали ученики дорогу к своему учителю, но так и не смогли найти путь к спящей Вскоре новый мир погряз в войне, развязанной людьми. Эльфы едва смоги себя уберечь, заключив унизительный мир, они нашли свой дом в самых диких лесах королевства. Сотворенные эльфами предметы затерялись, а история превратилась в забытую сказку. После недолгого молчания , прогоняя тоску, юноша прошептал: - Сегодня ночью звезды открыли тропу к долине. Знаменьем свободы от давнего сна пылало ночное небо, на плоском валуне лежала лютня, гриф, обернутый хрустящей бумагой с письменами гласил - утренняя песнь, пользоваться с осторожностью, Грэтолэйф. Фринк взбодрился: - Эй!Огр! Ог, склонив голову на грудь, и мирно похрапывал. Юноша со всей силы толкнул великана в бок локтем – Проснись ! Толстокожий! - Ф-р-и-н -к-? - Огр открыл один глаз – Моя устал! - Ах ты ленивый толстяк! Твоя будет сидеть тут! Один! - Разозлился Юноша, вскочив, длинными шагами отправился прочь от своего друга. - Моя боится сидеть один, моя идет за Фринком! - Трусишка огр! догоняй скорее! - Не оборачиваясь, крикнул юноша. Пройдя несколько сотен шагов, друзья увидели сквозь легкую дымку, вертикальную ввиде сильно вытянутого вверх конуса башню, увенчанную тонким шпилем, пропадающим в серой пелене облаков. - Смотри Ог! Мы уже почти пришли! - Возбужденно сказал Фринк. Дорога заканчивалась, упираясь в массивную полукруглую арку ворот украшенную фигурками единорогов. На фасаде были вырезаны скульптуры Титанов и младших Богов, а по бокам, перед самым входом стояли грифоны из белого золота. Подойдя ближе, юноша заметил, что старинные стены покрыты воскообразным, полупрозрачным, угольного цвета веществом. Рядом с башней можно было расслышать едва различимую вибрацию. - Может нам постучать? Нам откроют прекрасные девы и напоят теплым элем у горящего камина. - Фринк вздохнул - Похоже врата, как и стены, запечатаны в этом странном коконе – Потирая подбородок юноша внимательно рассматривал башню. Буркнув что-то себе под нос, он принялся вычерчивать окружность на земле, старательно добавляя на нее замысловатые рисунки и руны. - Пробить брешь в древней защите у меня, конечно, не получится, не хватит Силы, но если использовать широкий канал магических течений, питающий кокон, и подсоединиться к столь обильному потоку через созданный колодец – Фринк хмыкнул – должен быть толк ! - Моя постучит! -Что?! - Стой Ог! О боги! Стой! Расслышав два очень знакомых слова - эль и постучать, великан, облизываясь, неуловимым движением выхватил из-за спины свое орудие, замахнулся двумя ручищами для сокрушительного удара, и всей своей силой обрушил дубину о ворота. Раздался глухой треск, в тоже мгновение огра откинуло на десяток шагов, ударившись спиной о сухую землю,Ог захрипел от досады. - Бо-ль-но! - Кряхтя, великан поднялся, потирая ушибленное место. - Ты головой бы ударил! Она у тебя покрепче дубины! О Титаны, зачем я тебя вообще с собой взял?! Одни неприятности! Стой и ничего не трогай! Великан виновато потупился и отвернулся. Фринк осторожно поднес ладонь к стене, едва коснулся и тут же отдернул, на секунду он почувствовал океан обжигающей пустоты, по сравнению с этой силой магия юноши была лишь крошечной каплей в океане тьмы. Послышались мягкие хлопки в ладоши - Браво мистер Фринк! - Произнес веселый голос, из-за большого, высохшего, стоящего неподалеку дерева вышла худощавая фигура, с прекрасной осанкой в длинной рубахе украшенной золотой вышивкой, жемчугом и драгоценными камнями. Из под высокой шапки с белым пером торчали острые уши. - Я взял за смелость понаблюдать за вашей странной парочкой, бродяга бард и его тупоголовый слуга. – Эльф рассмеялся звеня чистым голосом - Фринк неужели ты думаешь что найдя утреннюю песнь тебе по силам распечатать вход в башню? Не льсти себе жалкий юнец! То что ты добрался сюда чистой воды везение! Да, друг мой, расскажи мне как ты смог захватить с собой своего никчемного Огра? - В глазах эльфа горели озорные огоньки. - Пусть это останется секретом Дрталл – Сдержанно ответил юноша. - Ха-ха-ха секреты? От меня? А ты забавен человек – Эльф мягкими шагами придвинулся к Фринку, протянул руку, тонкими пальцами коснулся лица и медленно, едва касаясь, провел ладонью по щеке юноши. Перворожденный улыбнулся, обнажая белоснежный ряд зубов – Твоя кожа груба, впрочем, как и ты сам, скоро твое лицо изроют морщины, старость превратит тебя в немощного, дряхлого старика. А я буду прекрасен и молод! - Моя постучит остроухого? – Огр стоял за спиной эльфа, похлопывая дубиной по мозолистой ладони. - Какие невоспитанные грубияны, поучить бы вас хорошим манерам! - Дрталл отдернул руку, отпрыгивая в сторону – Твой огр опасное животное! придерживай его на цепи. - Ты все так же заносчив Дрталл - устало произнес Фринк - А ты все тот же мечтатель, я помню тебя еще совсем мальчиком, тянущим свои ручонки к лютне. С нашей последней встречи много лун утекло юный бард – Эльф усмехнулся – Где пропадал? Искал то, что тебе не принадлежит? Поверил в древнюю легенду? Судя посему тебе опять крупно повезло. Но и я не сидел сложа руки! Смотри же человек! – Остроухий отстегнул от пояса украшенный редкими драгоценными камнями футляр, открыв крышку , он достал светящеюся серебром арфу. - Целые тысячелетия мы ждали этого дня! Титаны сжалились над нашими мольбами, звездами указав дорогу к нашей богине! - Сестра титанов покровительница всех бардов, а не только высокомерных эльфов вроде тебя - попытался возразить Фрид – Дарталл как бард ты хорош, но как маг… - Как же ты своим скудоумием не понимаешь, человек! Сестру титанов должен освободить благородных кровей эльф! Именно эльф должен воспеваться в новых песнях славя прекрасную богиню! А Грязный бродяга и тупой огр найдут свое место, развлекая толпу на мерзких базарах. Узри же мощь вечерней песни! Эльф высоко поднял арфу - А мне здесь славно! - Засмеялся он и запел. Изящные пальцы перворожденного мягко коснулись струн арфы. Ласковым весенним ветром полилась музыка, она звенела золотыми колокольчиками и гремела толстыми трубами, взлетала и опускалась, разносясь теплой волной все дальше и дальше. Эльф смеялся и пел, пел о вечной любви, купая хрустальным голосом мертвую землю. В воздухе появились яркие, голубые шары, из них вылетали, окутанные синим огнем, птицы. Садясь на плечи и руки эльфа они подпевали тонкими голосами. Вокруг перворожденного из черного пепла стремительно подымалась трава, распускались бутоны неведомых цветов, наполняя пьянящим ароматом серые тучи. Зеленый ковер устремился к башне, окружил ее, лаская сочной травой стены. Черный кокон гудел, от него исходили магические вихри, темным пламенем сжигая магию эльфа. Остроухий застонал в бессилии опуская арфу. Молодые растения быстро превращались в серый прах, отступая к перворожденному. -Нееет!!! - Пламя темным смерчем кружилось вокруг башни – Мне не хватает сил, такие огромные течения магии, слишком велика защита… - Грустно шептал эльф. Фринк осторожно вступил в очерченный, мягко светящийся круг, аккуратно достал из-за спины виолу, чехол белой кляксой упал на черную землю. Юноша встал на одно колено, коснулся струн утренней песни. Силой водопада обрушилась музыка на землю, она кружилась, падая живительной струей на зеленое покрывало, не давая траве и цветам обращаться в пепел. Фринк пел, о свободе, молодым ветром, обнимающим путников в пути, пел о дальних горизонтах и стройных городах построенных людьми. Снова послышались колокольчики смеха эльфа. Остроухий, извлекая из арфы волшебную музыку, подпевал юному барду. Кокон башни охватило изумрудное пламя, две силы схлестнулись, заливая вспышками все видимое пространство. Два голоса сплелись, закружились в одной песне, они разрушались, тонули и вновь зеленым пламенем возрождались, ударяя по башне. Черный вихрь утихал поглощаемый магией бардов, пока совсем не исчез, пленка обволакивающая башню потрескалась и рассыпалась, открывая взору белый мрамор на стенах. Все кругом залилось ярким сиянием, черные оковы падали с деревьев, освобождая свежие листья, русла рек вновь наполнялись чистой водой. Уставшая земля наряжала себя изысканными цветами. Небо скидывало с себя грязные тряпки-тучи, обнажая свою красоту двумя молочными лунами, весело мигая миллиардами звезд. Ворота башни медленно открывались. В звездных нарядах, словно цветущая чайная роза навстречу бардам вышла богиня, она благоухала утренними ветрами, под красивыми, полными губами - белые-белые зубы, Волосы нежно, мягкими солнечными лучами гладили тонкую шею. Щеки горели, будто два вечерних заката. Смотреть на нее все равно, что купаться в теплой, чистой воде, слушать ее все равно, что окунуться в пение птиц, в легкие волны ночного прибоя. - Еще золота! - Слышались глухие хлопки. - Ах ты… - Еще! Еще! Чертовы ножки! Заклинило! – Грэтолэйф создавал мешочки с золотом, они падали на пол застеленный досками, исчезали, появлялись, целая гора золота. - Эх ты старый дурень, нужно еще золота, мы должны залить в избушку тяжесть. И тогда мы сможем спуститься к земле и... И восхититься прогулкой - мечтательно сказал Грэтолэйф взяв Ягу за руку. Фринк держась за каменные поручни, балкона полукруглым одеоном выступающего из замка размышлял о произошедшем и скучал по своей деревне. После заколдованной башни Фринк с Огром оказались, без фейерверка, ни вспышек света, ни сияющих врат, в гостях у Ее божественности. Куда ни кинь взор океан волнами пенящейся о скалы. Вокруг шумели чайки, волна за волной шумел океан. В воздухе пахло солью и рыбой. Одна из волн не разбилась о выступ замка, возвышавшегося из целой скалы, поднявшись, толстой струей воды достигла Барда, на искрящейся волне восседал Зул, житель глубин. Полу человек, полу рыба, хотя и не совсем рыба, в самые солнечные дни у Зула отваливался хвост и он как обычный человек бродил по островам и пляжам, собирал жемчуг и ракушки. Вместе с океанидами соблюдал чистоту дна и выполнял указания Ее божественности. - Бард Ее божественность желает говорить с тобой, воздух чист и свеж, ступай бард. Возвышающаяся над океаном волна разбилась о балкон забрызгав Фринка, Зул красиво с высоты зашел в воду подставляя перед собой руки. От одежды барда поднялись струйки пара, Фринк поднимался по лестнице, словно духами куртка запахла морями, стала сухой как после прачки. Стены и коридоры замка во всех помещениях пропускали свет, везде были окна, ни одного темного угла. Теплые ночи освещали замок лунами, а день солнцем. На небе, над замком всегда образовывался просвет, кругом шторм а тут ясный день, вокруг грозы а здесь ни капли дождя. Фринк давно хотел увидеть Ее божественность, но многие дни провел в зале для гостей в самой нижней части замка. Рыцарские доспехи, щиты и мечи, коллекция книг, время летело быстро, но Барда все время грызла, словно мышь одна единственная мысль, где Огр? Ее божественность скрывала солнечная тень, красота спрятана в слепящей дымке. Фринк не мог как следует разглядеть Ее божественность, все время скрытой сияющим столбом света. Иногда, виднелись волосы, и тут же скрывались в яркой тени. Двигалась она не по человечески плавно, когда касалась предметов виднелись сияющие белым руки. - Ваша божественность? - Здравствуй Фринк. - Где мой друг? - Сидит на цепи. - Но он здравомыслящий! Говорит, мыслит и вполне безобидный! - В моем замке Огры всегда прикованы цепями иначе я теряю божественную власть. - Позвольте мне проверить и навестить моего закадычного друга. - Фринк я не за этим тебя звала, одна волшебница прислала тебе письмо. - Письмо? - Письмо… оно не у меня, у меня в гостях не сможешь прочесть. - Тогда мне пора в свою деревню, в королевство. - Хорошо. - Огр? Я без него не уйду и где письмо? Ее божественность махнула яркими лучами, с полки слетела шкатулка, рассыпалась блестящими безделушками, появился металлический шар, исчез, появился на подоконнике у вазы с цветами, побывал на скамейке с веретеном и оказался у Фринка в руках. Среди разбросанных предметов, поднялась в воздух игрушка, качаясь деревянный кораблик мачтой показал на виднеющейся океан из просторного окна, следом появился крохотный рог словно указка он нашел фигурку коня и прирос чуть ниже фарфоровых ушей. Фигурка единорога тускло мерцала. Обычно принято считать что этих сказочных животных могут найти лишь люди с кристально чистой душой. Бард остановился около массивных валунов, сразу после крыльца увенчанного тремя крыльями, широко раскинувшегося памятниками героев, таких как король Дринвин, выдумавший Оркокромсатель стреляющий, не снарядами а благовониями, с которых орки чувствовали необыкновенные желания, различные, неповторимые, глушившие силу и яростный берсекер. Мужественно отбивавший войско орков, десятком паладинов принц Гарний, сжимающий в руках молот придерживая рукой воскресшего рыцаря света, Барда окружали многие герои запечатленные в скульптурах. Сад располагался на широкой скалистой плите, около  приемной Ее божественности. Деревья с мощными стволами, такие растут в западном лесу Королевства, мягкая трава с виднеющимися цветами. Неожиданно, с яркого цветка, из красного бутона вылетела пчела, зажужжала , покрутилась, и принялась кружить около Фринка, отлетая в сторону виднеющегося луга. Бард последовал за пчелой. Единорог белее облаков, белее снега касался рогом растущих из земли цветов. Пчела приземлилась на рог, вновь взлетела и исчезла в разноцветных бутонах. Фринк подобрал письмо, лежащий конверт сложно было не заметить, ни одной строчки от кого и кому, в углу восковая печать с короной. Сложно объяснить, но конверт не открывался, можно подумать о цельном, толстом листе бумаги без послания. Бард открыл книгу и спрятал волшебный конверт меж страниц. В самом конце, довольно далеко, виднелись аллеи с редкими деревьями тянущимися дорогой к основанию замка неотличимого от любой горы Загорья. Бард спустился к выпирающему утесу с одной единственной бойницей и крепкой стеной. Вставив шар в выемку, гладкой отполированной стены Фринк оказался внутри темницы замка. За широкими камерами с толстыми решетками, деревянными столами покрытых пылью Фринк нашел Огра, Он дремал у большой кучи различных бесполезных с первого взгляда вещей, гибких пружин, различных сломанных инструментов, рукоятей мечей, арбалетов. Толстая цепь сковывала мускулистые руки Огра и крепилась к стене покрытой грубыми булыжниками. Фринк утопил рычаг в настенный механизм, цепь упала. Огр, открыл глаза, радостно и торжествующе взревел. Мускулы, соперничающие с силой циклопа напряглись, тяжело вздымалась грудь, руки по прежнему сковывали наручни. Бард стоял напротив, за серыми решетками у станка стражников. Великан сразу сообразивший что нужно делать, гремя цепью подбежал к большой, прозрачной звездочке из алмазов, положил кисти своих рук с наручниками в углубления. Фринк нажал на педаль торчащую у механизма, звездочка упала и словно по маслу рассекла оковы освободив руки Огра. - Фриииинк – протянул Огр - Идем Ог нам пора, как я понял Ее божественность, нас ждет парусная лодка. У брега друзей встретил Зул, гранитная дорожка, заменявшая причал отходила от замка и плавно косым углом опускалась в воду. Зул скрывая свой рыбий хвост находился по пояс в воде. Лодка качалась на волнах, с одной мачтой и парусом, корпус обит широкой доской на кормовой палубе крытая кабина с круглым рулем. - Как только отплывете от замка, сразу попадете в воды южных земель королевства, всегда на юг, увидите пустыню, потом или через горы, или по западному течению до королевского леса. Зул нырнул, качаясь в волнах, несколько раз шумно всплеснул хвостом и скрылся в воде. Огр, с носа увенчанного накладной ветвью  с листьями, поднял якорь, Фринк спустил парус, дернув два троса, лодка медленным ходом отошла, парусом ухватила ветер и поплыла разбивая килем волны. - Ог ? - Фриинка? - Хочешь порулить? - Неаа, моя стучать. - Ог тут нет никого, кроме меня Барда. - По рыбе стучать Фринка. - Ну а как стучать? Ог, удочки, сетей нет… - Дубиной стучать Фринка… - Меня стучать дубиной? - Рыбу стучать дубиной Фринка - Моей дубиной? - Моей дубина Фринка… Бард засмеялся, Свежий ветер наполнял паруса, замок ее божественности одинокой скалой возвышался у горизонта. Становился все меньше, пока полностью не скрылся в облаках обнимающих даль.
Категория: Мои статьи | Добавил: nik_kin_1982 (20.05.2018)
Просмотров: 25 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar